+7 (812) 457-08-62, +7 (495) 133-01-63 Обратный звонок
 
МЫ ПРОЕКТИРУЕМ
И СОЗДАЕМ:

УСЛУГИ

16.06.2021

«Пусть в глазах будет огонек или даже огонь, и все у нас получится». Интервью с Василием Витальевичем Комаровым в честь 20-летия компании Ascreen

— 15 июня – это какая-то символичная дата?

Это случайное совпадение. Мы приняли решение о создании компании, подали документы и получили свидетельство о регистрации в этот день. Оригинал свидетельства до сих пор у меня на руках. Мы решили, что эта дата и будет считаться днём рождения Ascreen.

Первое свидетельство о государственной регистрации

— А почему у достаточно молодых людей возникла идея создать собственную компанию?

Тогда это решение было, можно сказать, вынужденным. Мы понимали, что, работая по найму, нам развиваться будет тяжело. У предыдущего работодателя не использовались маркетинг и реклама. При этом мы видели, как другие компании, например «Викинг», из небольших превращаются в крупных игроков. На тот момент мы осознали, что наше видение по дальнейшему развитию компании не совпадет с позицией руководителя, под началом которого мы работали.

Василий Витальевич Комаров и Михаил Васильевич Сергеев

— Кто был в первой команде Ascreen?

Это были два человека – ваш покорный слуга и Михаил Васильевич Сергеев. Мне было проще принять это решение, Михаилу Васильевичу чуть сложнее – у него была семья, он шел на больший риск, но все-таки решился на это. Мы вдвоем пошли в бой без каких-либо осязаемых планов.

— Как распределили роли в компании?

Это пришло после некоторого периода притирания. Техническая часть всегда была коньком Михаила Васильевича, потому что у него были глубокие знания по физике. Это, конечно, играло существенную роль в общении и с производителями, и с заказчиками.

Михаил Васильевич Сергеев

— Кто был в первой команде Ascreen?

У него была энциклопедическая память и многие вещи, которые забываются с годами, у него, такое чувство, оставались навсегда. Задаешь вопрос, возникает секундная задержка, кажется, что Михаил Васильевич перелистывает свою «внутреннюю энциклопедию», и дальше ты получаешь полный расклад по заданной теме. Мне всегда была ближе коммерческая составляющая. Я занимался вопросами формирования стоимости, маржинальности, дохода. В этом смысле мы друг друга очень дополняли.

— Помните свой первый офис?

Да, конечно, это невозможно забыть. Первый офис – это как первая любовь, что-то такое, что никогда не забудешь. Это было старое здание института на Таллинской улице. Вместо потолков в кабинетах были прозрачные стекла. Мы арендовали там маленькую комнатушку. Предыдущий арендатор оставил там старую мебель на выброс, а мы ее использовали т.к. ничего другого у нас на тот момент не было. Надо отдать должное, что в этом офисе мы просуществовали недолго, и как только нам подвернулась возможность, мы переехали. Следующий офис был уже на Фонтанке.

Первый сайт Ascreen в 2001 году

— Как Ascreen искала первых клиентов?

На тот момент уже начинал развиваться интернет, но как таковой контекстной рекламы еще не было. Были популярны печатные журналы-справочники. Существовал специализированный журнал Price.ru, где размещалась реклама компьютерной техники и сопутствующих услуг. Мы давали туда строчную рекламу. Опытным путем мне удалось выяснить, что сортировка объявлений идет в алфавитном порядке по названию компании. Мы заменили начальную букву в названии компании с русской «А» на английскую «A» и автоматически попали в начало списка. У нас был сайт, но эффективнее сработала реклама в печатных изданиях.

— Наверное, все вспоминают своего первого заказчика?

Надо понимать, что вначале у нас были какие-то простые запросы, мы их отрабатывали, но не было результата. И тут мы заключаем наш первый договор с Администрацией Санкт-Петербурга. Конечно, это был восторг. Когда ты день за днем видишь пустой расчетный счет, а потом там появляется существенная сумма… В те годы не было ограничения по предоплате в 30% как сейчас. Если заказчик покупал оборудование, то он переводил предоплату за весь объем. Это были золотые годы, когда мы за счет денег заказчика закупали товары, доставляли, монтировали, и оставался небольшой кусочек прибыли. Случайное совпадение, что на этот период пришелся наш переезд. Мы получили предоплату и переехали. Естественно, на звонки никто не мог ответить, и заказчик начал подозревать, что его просто обманули. Он облегченно вздохнул, когда мы прослушали его сообщение на автоответчике и перезвонили. Еще один момент связан с тем, что в этом контракте мы поставляли пятидесятидюймовые плазменные панели, и как раз в тот момент эту модель сняли с производства. Выходила новая, но она поставлялась дороже. Каким-то чудом нам удалось найти нужные панели в другой стране. Но, уже даже в этом заказе мы сделали систему управления на карманном компьютере. До сих пор с теплотой вспоминаю тот заказ.

— Как такой молодой компании удалось выстроить отношения с производителями?

Тогда и рынок был достаточно маленьким. Один из краеугольных визитов в этом смысле – это приезд Ильи Давидовича, представителя Kramer. Он приехал к нам в офис на Таллинскую, его не смутило, что компания состоит из двух человек. Он понял, что мы понимаем, разбираемся в предмете и предложил работать напрямую. С остальными производителями мы развивали отношения постепенно. Сначала мы выходили на дистрибьюторов продукции, потом, когда появлялись значимые объемы, взаимодействовали напрямую с производителями.

 

— Как с развитием компании менялась матрица услуг?

С момента образования компании мы нацелились на рынок системной интеграции – реализация проектов оснащения мультимедиа оборудованием. На следующем этапе у нас появился отдел продаж оборудования, потому как рынок был достаточно большой, емкий и на нем можно было неплохо заработать. После этого у нас появилась дистрибуция. Мы начали сами выбирать оборудование на выставках. Одним из таких производителей была компания Qomo, которая производила интерактивные доски и системы интерактивного голосования.

Михаил Васильевич Сергеев и Василий Витальевич Комаров

Следующим подразделением стало производство контента – создание аудио видео роликов, интерактивных приложений. Одним из первых осуществленных проектов был «Водоканал» - мы сделали контент для объекта «Вселенная Воды». Чуть позже в рамках дистрибуции у нас было мелкосерийное производство интерактивных столов, которое мы трансформировали в ОКБ (прим. опытно-конструкторское бюро), когда решили отказаться от дистрибуции. И одним из самых молодых направлений стало выделение подразделения, которое занимается музейным проектированием.

Михаил Васильевич Сергеев

— Почему в компании возникло направление музейного проектирования?

У нас это достаточно молодое направление, которое возникло как ответ на запросы рынка. Мы поняли, что мультимедиа в музеях должно быть, но не в том виде, в котором мы часто его наблюдали в те годы. Попадая в музейное пространство, человек не должен отвлекаться на эти технические детали. Мультимедиа должны помочь раскрыть экспозицию, а не наоборот. Если мы подключаемся на начальном этапе, в момент, когда разрабатывается концепция, мы можем предложить рынку интересные решения, которые в дальнейшем будут деликатно вписаны в интерьер музея и будут эффективно реализовывать все эти возможности. Стало понятно, что, чтобы подключиться на этом начальном этапе, нужно подразделение, которое будет заниматься именно музейным проектированием. Хотя по моим собственным расчетам музейное подразделение само себя не может окупить. Это скорее работа на перспективу. Только на этапе реализации проекта мы сможем компенсировать понесенные затраты.

— Что было самым сложным в первые годы работы компании?

Для молодой компании самое сложное – это ожидание первого заказа. Казалось, что твоя работа уходит в какую-то пустоту, хотя интуитивно было понимание, что эти услуги на рынке востребованы. Все равно всегда сомневаешься до того момента, пока не появились первые запросы. Было непросто работать без начального капитала и длительное время существовать фактически на копейки. Помню, ели растворимое пюре. Поэтому самое сложное – найти своего первого заказчика и встроиться в рынок, понять, кто твой клиент, какой продукт ты должен дать рынку.

— Когда почувствовали, что за спиной настоящая команда?

Когда появился постоянный поток заказов, пошли постоянные запросы. Всё-таки системная интеграция – это проектные продажи, которые носят нерегулярный характер. Дистрибуция как раз дала постоянный поток клиентов, стало понятно, что ты работаешь в команде, и эта команда приносит результат.

Коллектив Ascreen первых лет существования компании

— Как собирали людей вокруг себя?

Сначала это были люди ближнего окружения – знакомые, школьные приятели, которые больше работали не из-за денег, а на голом энтузиазме. Им нравилось то, чем занимается компания. Когда компания стала расти, мы перешли на рыночную модель. Приглашали специалистов и смотрели, насколько они разделяют наши ценности. Те, кто встраивался в компанию, оставался у нас работать длительное время.

— Почему Ascreen пошла по более сложному пути, развивая направление «комплексные проекты»?

В 2017 году нам необходимо было определиться с направлением дальнейшего развития. Продвигать все направления было невозможно. Это требовало огромного количества финансовых и человеческих ресурсов. В тот момент мы поняли, что нам ближе и интереснее продолжать развивать направление «комплексных проектов». Если бы мы решили развивать дистрибуцию на серьезном уровне, потребовалось бы переехать в Москву, сменить команду и перестать развивать системную интеграцию. Это решение было непростым, но правильным.

— Насколько просто далось такое переориентирование бизнеса? Приходилось же частично сменить команду, осваивать новые компетенции?

Конечно, переход был непростым. До сих пор к нам поступают запросы на продукты, которые мы продвигали. Было вложено много ресурсов в маркетинг, в сайты. Были выездные мероприятия. Были подготовлены специальные учебно-методические пособия на продукцию, которую мы поставляли. Самое неприятное, что с частью команды пришлось расстаться. Это было сложное, но необходимое решение, которое позволило компании двигаться вперед. Бизнес есть бизнес.

— Сколько в среднем занимает реализация комплексного проекта?

Самые длительные проекты – это проекты по реализации музеев. Там мы говорим о сроках от года и дольше. Сначала довольно много времени уходит на создание концепции. Этот этап занимает от полугода до девяти месяцев. И потом примерно такой же срок уходит на реализацию. Если же мы говорим о проектах для административно-офисных пространств, то тут сроки короче. Если заказчику нужна малая переговорная, то с момент выставления коммерческого предложения и сдачи проекта может пройти от трех до четырех месяцев. Если это задача покрупнее, например, оснастить среднего размера конференц-зал, то это может занять до полугода. Все зависит от того, насколько глубоко нужно все спроектировать, от набора услуг, которые заказывает клиент. Если речь идет и о проектировании, и о реализации, то такой проект реализуется быстрее.

— Если подводить итог 20-летия Ascreen, чем особенно гордитесь?

Гордость вызывает тот факт, что наша компания хорошо известна на рынке. Все производители мультимедиа прекрасно знают нашу компанию. Опять же, объекты, которые мы реализуем. Их интересно показывать своим детям и на их примере объяснить «чем я занимаюсь». Горжусь той командой, которая собралась в компании. Я считаю, что за это время внутри мы выросли. Мы развивали и развиваем собственный персонал. Это в целом помогает развитию рынка. Даже те люди, которые ушли из компании и работают в других организациях или создали собственный бизнес, они также развивают рынок, как и мы. Это хорошо, что Ascreen стала в какой-то степени кузницей кадров.

Открытие корпоративного музея «ЛУКОЙЛ»

— В этом году Ascreen завершила два крупных проекта – это корпоративный музей «ЛУКОЙЛ» и музей истории авиадвигателей в «ОДК-Климов». Что дальше?

Действительно, это два достаточно интересных проекта. Причем, «ЛУКОЙЛ» – это самый наш большой проект на сегодня. Мы поставили цель и достигли ее, но никто не говорит, что это было легко. Это была достаточно сложная история. Мы смотрим в будущее и готовы ставить перед собой еще более высокие цели. Например, наш проект в ММК (прим. проект «Притяжение» для Магнитогорского металлургического комбината), где развивается огромная территория. Мы в этом проекте с самого начала. В составе международного консорциума мы выиграли конкурс. Сейчас наша команда занята созданием концепции. Надеюсь, затем приступим к реализации. Для нас это очень значимый проект, который проектируется по мировым стандартам. Если же говорить о дальнейшем развитии компании, то это работа на зарубежных рынках.

— Из чего сейчас состоит основной пул услуг, которые предлагает Ascreen?

Это подразделение системной интеграции. Это подразделение, которое сегодня занимается созданием контента. Это музейное подразделение, которое придумывает концепции, анализирует информационные пласты, работает с экспертами, придумывает дизайн. Есть архитектурное подразделение, которое создает объемы и пространства, придумывает формы, чтобы это было современно и интересно. Это подразделение ОКБ, которое в формы, придуманные архитекторами, вписывает конкретные технологические решения.

Илья Яковлев и Юрий Черноусов

Если говорить о том, куда движется компания, какие направления будет развивать, то это архитектурное направление. Мы считаем, что создавая классный дизайн, формируя пространство, это путь наверх. Эта сфера архитектурных бюро, но так как у нас есть свое видение, то мы готовы помогать архитекторам, направлять их в поиске правильных решений. Также мы развиваем нашу лабораторию программно-аппаратных решений. Например, для «ОДК-Климов» ребята создали очень любопытную кинетическую инсталляцию, которая, думаю, зрителей интригует. Думаю, мы будет и дальше развивать данное направление. Также идет активная работа по усилению подразделения контента. Нам нужно развивать в своих проектах креативную составляющую. Мы стараемся привлекать туда людей, которые мыслят нестандартно и готовы через контент реализовать какие-то смелые задумки. Планов много, продуктов много.

Александр Куценко, Иван Животенко, Александр Боев и Евгений Чуруксаев

— Если бы вы описывали Ascreen тремя словами, то что бы это были за слова?

Наверное, мультимедиа, музеи, эмоции.

— Что лично вас вдохновляет в работе?

Когда получается, и то, что получается, еще и нравится заказчикам, нравится людям. Когда собственные дети, попадая в эти пространства, с восторгом смотрят вокруг, изучают информационные слои, которые мы закладывали. И когда видишь, что в музее, который ты сделал, ребенку было интересно, а в другом – нет. В этот момент ты понимаешь, что ты занимаешься полезным делом, приносишь реальную пользу обществу, и это очень вдохновляет.

— Что бы пожелали в день рождения компании коллегам?

Коллегам хочется пожелать оптимизма, хорошего настроения. Иногда у всех нас опускаются руки, когда не все получается. Мы занимаемся сложными проектами и это нормально. Пусть в глазах будет огонек или даже огонь, и все у нас получится.

Команда Ascreen

НАШ ОПЫТ

197374, Санкт-Петербург,
Торфяная дорога, 7Ф
Схема проезда »

© Аскрин, 2001 - 2021. Все права защищены.

Персональные данные | Конфиденциальность | Условия охраны труда

НАВЕРХ